32
ЧТО НОВОГО В НАУКЕ И ТЕХНИКЕ
Economics
многострадальная математика — все
это свидетельствует о желании про-
фессии если не выйти на один уровень
с физикой, то хотя бы постараться это
сделать.
ПРЕДПОСЫЛКИ И СЛЕДСТВИЯ
Два главных слова современного эко-
номического жаргона — это «модель»
и «предпосылка». Построить модель
экономического процесса — значит
отказаться от большинства черт дейс-
твительности ради тех немногих,
которые проливают свет на интересу-
ющий исследователя феномен. Иногда
архитекторы моделей сами не дога-
дываются о сделанных ими предполо-
жениях. Взять едва ли не самую извес-
тную модель спроса и предложения,
используемую для предсказания цены
и объемов продаж на рынке конкрет-
ного товара. Экономисты используют
ее уже более 150 лет, но лишь недавно
им удалось осознать исключитель-
ную важность не заметной на первый
взгляд предпосылки о «полноте инфор-
мации» — ситуации совершенной
осведомленности покупателей и про-
давцов о качестве товара. Появившаяся
в 1970 году небольшая статья тогда еще
малоизвестного молодого человека по
имени Джордж Акерлоф нанесла серь-
езный удар по господствовавшим пред-
ставлениям о работе рынка. Оказалось,
что, если хотя бы одна из сторон сделки
не обладает идеальными сведениями
о свойствах товара — теперь уже зна-
менитым примером такого рынка в соб-
ственно статье Акерлофа стал рынок
подержанных автомобилей, — рынок
может просто-напросто прекратить
свое существование.
Пол Кругман — последний по
времени лауреат премии в области
::
Н
А
У
К
А
экономики памяти Альфреда Нобеля
и прекрасный популяризатор экономи-
ки — в одном из своих эссе приводит
интересную аналогию и защищает
модели как наиболее разумный инс-
трумент в руках экономиста. Приятель
Кругмана, коллекционер старинных
карт, обнаружил, что наступление
новой эры в картографии принесло
не только завоевания, но и потери:
с одной стороны, имеющаяся информа-
ция, особенно о прибрежных регионах,
становилась все более надежной, с дру-
гой — критерии достоверности свиде-
тельств ужесточились. С карт исчезли
города и целые области, о существова-
нии которых было известно из вторых
или даже третьих рук. Понадобилось
некоторое время, чтобы эти лакуны
были заполнены, и картография окон-
чательно перешла на новый, качествен-
но другой уровень.
По Кругману, старая и новая
картография — это экономика до
и после появления строгих моделей.
Стремление объять необъятное — ран-
ние экономисты, в том числе Адам
Смит, писали книги «обо всем», не
соглашаясь на меньшее, — похвально,
а нежелание жертвовать сложностью
и разнообразием реального мира
понятно, но то и другое не слишком
разумно. Строгие модели описывают
одни и те же феномены более сухо,
чем очерки или трактаты, но при этом
в отличие от прозы формируют наше
представление о том, в какой степени
результаты чувствительны к пред-
посылкам. Кроме того, формальная
модель дает возможность хотя бы
в какой-то степени поспорить с ее авто-
ром по сути, тогда как изящное эссе
либо нравится, либо нет, но едва ли
может стать объектом серьезной кри-
тики с научных позиций. Как и в случае
с картографией, в первое время после
приобретения новых и более совер-
шенных инструментов качество рабо-
ты экономистов может и снизиться,
поскольку они пребывают в нереши-
тельности относительно точной сферы
применения. С течением времени они
овладеют инструментами, и процесс
пойдет — пошел? — куда успешнее,
чем раньше. По крайней мере, так счи-
тает Кругман.
Эта и многие другие истории
подобного рода свидетельствуют
о теснейшей связи результатов той
или иной модели с заложенными в нее
предыдущая страница 25 Что нового в науке и технике 2009 3 читать онлайн следующая страница 27 Что нового в науке и технике 2009 3 читать онлайн Домой Выключить/включить текст