3 МАРТ 2009
точным веществом, она может быть
не связана и с клеткой как таковой.
Поэтому, когда О. Лепешинская «дока-
зала» зарождение клеток из «некле-
точной живой материи», поддержка
Лысенко не заставила себя долго
ждать. В теле пшеницы самопроиз-
вольно зарождаются частички тела
ржи — это из истории болезни? Нет,
это официальная советская биология
около 1950 года нашей эры.
В двадцатых годах знакомые моло-
дого агронома Трофима Лысенко под-
шучивали: верит он-де, что из зерныш-
ка хлопка можно вырастить верблюда.
Знали бы они, что через двадцать лет
их друг с серьезным видом «откроет»
зарождение кукушки из яиц певчих
птиц.
..
ПОЧЕМУ НЕЛЬЗЯ ВЫВЕСТИ НОВЫЙ СОРТ ЗА 4-5 ЛЕТ
В 1931 году постановлением НК РКИ и ЦКК ВКП(б)7 было предписано вывес-
ти новые сорта зерновых культур за Д-5 лет. Утверждение, что генетики про-
валили-де задание партии, до сих пор в ходу у сторонников Лысенко. Между
тем выполнить это бредовое решение было невозможно.
Первый год уходит на выращивание первого поколения от скрещивания.
На второй год произойдет расщепление признаков у гибридных растений
в соответствии с законом Менделя. В третий год из лучших форм отбираются
наследственно однородные. На четвертый год однородный материал размно-
жается.
В последующие 3-Д года предварительно испытываются лучшие формы,
которые затем поступают на конкурсное испытание — сопоставляются
с известными сортами. Это еще 3-Д года, после чего новую линию размно-
жают и проверяют в реальных производственных условиях. После этого раз-
множенный материал передается на государственное сортоиспытание, также
занимающее не менее 3-Д лет. Строгая [и долгая] процедура гарантирует
качественный результат.
ТЕОРИИ ЛЫСЕНКО И ЕГО ПОСЛЕДОВАТЕЛЕЙ МОГЛИ ИМЕТЬ УСПЕХ ТОЛЬКО В СИТУАЦИИ,
КОГДА НАУКА ЖЕСТКО УПРАВЛЯЛАСЬ ГОСУДАРСТВОМ, А ПОБЕДА В НАУЧНЫХ
СПОРАХ ПРИСУЖДАЛАСЬ ПОЛИТИЧЕСКИМ РУКОВОДСТВОМ СТРАНЫ.
Смешно выглядит эпизод середины
тридцатых, когда Вавилов пытался
показать лысенковцам хромосомы под
микроскопом. Как будто их интересо-
вала истина.
А Н А ТО М И Я В ЗЛ ЕТА
Моментом окончательного торже-
ства лысенковщины принято считать
сессию ВАСХНИЛ августа 1948 года.
Формально это правильно. По сути же
это мероприятие лишь позволило
Лысенко показать, «кто в доме хозяин».
Правда, для гарантии результата ака-
демиков на свободные места пришлось
вместо выборов назначить сверху.
Генетика была повержена, мушка
дрозофила оказалась классовым врагом.
«Мухолюбы-человеконенавистники»
изгонялись отовсюду. Приказ министра
высшего образования СССР Кафтанова
требовал очистить учебные заведения
от «вейсманистов-морганистов», пере-
смотреть учебные программы в духе
«мичуринского учения», изъять кра-
мольную литературу. К нарастающей
компании подключились и другие мало-
мальски близкие ведомства. В одном
только Ленинградском университете
были фактически уничтожены кафедры
генетики животных и эмбриологии,
общей и сравнительной физиологии,
а урон, нанесенный науке по всей стра-
не, сложно даже оценить.
Здесь самое время задать вопрос:
чего хотели большевики, добиваясь
революции в биологии? Среди совре-
менных адептов академика распростра-
нено убеждение, что Трофим Денисович
обещал народ накормить, а генетики от
таких обещаний почему-то воздержи-
вались. Однако же с начала тридцатых
Лысенко имел все возможности для
внедрения в сельхозпрактику любых
идей в любых технически достижимых
масштабах, а оппоненты могли мешать
ему разве что словесной критикой,
и то не всегда. К подъему сельского
хозяйства это так и не привело, напро-
тив — к концу лысенковщины СССР
стал импортером зерна.
Юрий Жданов, работавший в 40-е
годы завотделом науки ЦК ВКП(б),
вспоминал много лет спустя, как
Сталин, беседуя с ним осенью
1947 года, очертил суть разногласий
между Лысенко и учеными и добавил:
«Морганисты-мендельянцы — это
купленные люди. Они сознательно под-
держивают своей наукой теологию».
Факт примечательный, но стоит усом-
ниться, что Сталин сказал своему моло-
дому протеже то, что действительно
думал, — тогда непонятно, почему рас-
права заставила себя ждать так долго.
Произошедшее проще объяснить,
если предположить, что пропаганда
была, в сущности, важнее любого уро-
жая. На роль героя выходец из народа
подходил почти идеально (уж всяко
лучше, чем ученые-интеллигенты ста-
рой школы с их непонятной речью,
отвлеченными целями и обычно клас-
сово чуждым происхождением). Эта
гипотеза объясняет и то, что с Лысенко
никогда — ни разу! — не было спроше-
но за реальные последствия его предло-
жений. Зачем?
Остается добавить всего пару фраз.
Теории Лысенко и его сподвижников
могли выдаваться за науку лишь при
жестком запрете на их критику. Как
только Трофим Денисович после «забо-
левания» Хрущева окончательно остал-
ся без покровителей — пришел конец
и его «учению». В отличие от своих
оппонентов он не был ни расстрелян,
ни сослан — только смещен с президен-
ства в ВАСХНИЛ. Сохранив за собой
опытную станцию в Горках и статус
академика, он имел все возможности
доказать свою правоту в открытой дис-
куссии, но как раз это и было невоз-
можно.
Сергей Сысоев
7 Наркомат Рабоче-крестьянской инспекции и Центральная контрольная комиссия ВКПІ6І.
предыдущая страница 91 Что нового в науке и технике 2009 3 читать онлайн следующая страница 93 Что нового в науке и технике 2009 3 читать онлайн Домой Выключить/включить текст