6
МАЙ 2009
Вокруг строилось светлое будущее.
На эшафот всходили самые разные
люди, и в их числе коллеги-ученые:
Байи, Кондорсе, Лавуазье, Бошар де
Сарон и другие. Лаплас тоже опа-
сался за себя (это не помешало ему
приютить Байи, на что в те дни не
всякий бы решился), но до него дело
не дошло.
Укрывшись в деревенском захолу-
стье, он пишет «Изложение системы
мира». Пятитомный научно-популяр-
ный труд, написанный доступным
языком, без единой формулы объяс-
няющий научные взгляды тех лет, сам
по себе был немалым достижением.
В те же месяцы он как будто бы и был
той самой «политической позицией» —
голосом разума в эпоху безумия.
«Изложение системы» впервые изда-
ется в 1796 году, уже при Директории.
Лаплас написал предисловие, в кото-
ром посвятил свой труд Совету пятисот.
В последующих изданиях он в несколь-
ко заискивающих выражениях будет
благодарить сначала Наполеона,
а затем Людовика XVIII. Много позже
у советских авторов бьио принято,
сославшись на Энгельса с Лениным,
обрушиться на Лапласа за восхваление
сильных мира сего. Однако очевидно,
что человеку, пережившему террори-
стический режим, любой следующий
покажется неплохим.
После краха якобинцев, в конце
1794 года, Лаплас возвращается
в Париж и становится одним из
профессоров только что созданной
Натуральной школы. В следую-
щем году он назначается членом бюро
долгот, призванного совершенство-
вать методы навигации и картогра-
фии, а затем и президентом вновь
учрежденной Палаты мер и весов.
Ненависть к тиранам перестала быть
критерием научного профессионализ-
ма. Осенью 1795 года вместо так и не
восстановленных академий в Париже
создается Национальный институт
Франции. Лаплас избирается вице-
президентом разряда математики
и физики, а на следующий год — пре-
зидентом.
ДУХ БЕСКОНЕЧНО МАЛЫХ
С приходом к власти Наполеона
Лаплас оказывается едва ли не фаво-
ритом. Они знакомы к тому времени
полтора десятка лет, профессор Лаплас
когда-то принимал экзамен у сту-
дента Бонапарта. Впрочем, будущий
император вообще любил проявлять
демонстративное внимание к ученым
и учености. Чего стоит одна только
его подпись на прокламациях вре-
мен египетской компании: «Генерал
Бонапарт, член Института9».
Став первым консулом, Наполеон
вскоре назначает Лапласа министром
внутренних дел10. На этом посту уче-
ный продержался всего полтора меся-
ца. По словам Наполеона, он привнес
в деятельность министерства «дух
бесконечно малых величин», во вся-
ком деле цепляясь к третьестепенным
деталям. Да и вообще великий геометр
оказался плохим администратором,
хоть и не ясно, как это удалось выяс-
нить столь быстро. Возможно, дело
в преемнике Лапласа, а им стал брат
Наполеона Люсьен.
Взамен наш герой был сделан
членом, а вскоре и канцлером сена-
та — квазипредставительного органа
империи. На этом посту мог находить-
ся сколь угодно плохой администра-
тор — от сената все равно ничего не
зависело.
Главным же делом Лапласа в те годы
является работа над «Небесной меха-
никой». Многотомный труд, обобща-
ющий, взгляды той эпохи, на этот раз
адресовался уже профессионалам. Один
из редакторов впоследствии вспоми-
нал, что многочисленные авторские
замечания типа «как легко увидеть»
в действительности не только требовали
многочасовых сложнейших выкладок,
но порой, по прошествии времени, ста-
вили в тупик и самого автора. Впрочем,
пиши он подробнее, пятитомный труд
мог бы увеличиться в разы.
ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ
Восстановление монархии мало измени-
ло жизнь Лапласа. В 1817 году сын нор-
мандского крестьянина из графа импе-
рии стал маркизом — вот, в общем-то,
и все. В последние годы жизни он
по-прежнему полон творческих планов
и работает не покладая рук. Теория
вероятности, капиллярные процессы,
акустика — основные сферы его инте-
ресов в это время. В 1825 году выходит
наконец последний том «Небесной
механики» — фундаментальное издание
затянулось на четверть века.
Здоровье его никогда не бьио осо-
бенно крепким, а к старости расшата-
лось окончательно. В начале 1827 года
ученый тяжело заболел. В припадках
бреда он рассказывал о физических
опытах и астрономических законах.
Утром 5 марта Лаплас ненадолго при-
шел в себя и, обращаясь к родным,
произнес свою последнюю фразу: «То,
что мы знаем, так ничтожно по срав-
нению с тем, чего не знаем».
Сергей Сысоев
ИЗВЕСТЕН ДИАЛОГ ЛАПЛАСА С НАПОЛЕОНОМ. ИМПЕРАТОР СПРОСИЛ,
_ _ _ _ _ _ _ _ ПОЧЕМУ В КНИГАХ УЧЕНОГО НЕ УПОМИНАЕТСЯ БОГ.
«СИР, Я НЕ НУЖДАЛСЯ В ЭТОЙ ГИПОТЕЗЕ», — ОТВЕТИЛ АКАДЕМИК.
9
Здесь может иметься в виду как Национальный институт в Париже, так и его египетский аналог, учрежденный самим Наполеоном — он был членом обоих.
В ту эпоху под «внутренними делами» подразумевался иной, нежели теперь, круг вопросов. Лаплас ведал местными властями, дорогами, народным просвеще-
нием и еще очень многим, а вот полиция была подчинена другому министру.
предыдущая страница 86 Что нового в науке и технике 2009 5 читать онлайн следующая страница 88 Что нового в науке и технике 2009 5 читать онлайн Домой Выключить/включить текст